Следы мыши на снегу

Как различать следы животных?

Январское солнце хоть и ярко светит, а морозам не мешает. Снега все глубже, и лед на реках все толще… Если январь богат ветрами, то по долинам рек, на низких полях поземка наметет сугробы, а вот на пригорках образуются «выдува» — там снега меньше.

 В лесу снег ложится ровнее, но и здесь можно видеть, что в березняках, осинниках, дубравах снег глубокий и рыхлый, а в ельниках, особенно в густых, глубина снега меньше.

 Что со зверьем происходит, зимой узнать можно больше, да я легче, чем в другое время, — ведь на снегу все следы лесных животных видны, только надо суметь прочесть эту летопись.

Следы лесных животных на снегу: особенности

Следы зайца расположены группами по четыре отпечатка: два крупных, параллельных друг другу, впереди, а за ними, несколько наискось друг за другом, два более мелких.

И что любопытно — передние отпечатки оставляют задние лапки зайца, а позади их располагаются отпечатки передних лапок! Сделав прыжок, заяц падает на передние лапки, они касаются земли не одновременно, а друг за другом, по инерции задние лапки заносит за передние. Все тело зайца сжимается в комок.

В следующий момент заяц с силой отталкивается от земли, задними ногами и… все начинается сначала. Как бы быстро ни бежал заяц, след его всегда одинаков — только расстояние между отпечатками изменяется.

Как и во всяком деле, в зимнем следопытстве есть свои тонкости. Пока не постиг их — можешь легко ошибиться.

След испугавшейся лисы, которая пустилась галопом, по расположению отпечатков очень похож на заячий. А когда лиса успокоится и бежит своим обычным бегом, следы ее становятся вполне лисьими. На настоящих заячьих следах отпечатки задних лап заметно крупнее отпечатков передних.

На больших пространствах нашей страны живут бок о бок два зайца — беляк и русак. У беляка — мохнатые лапки, бегает он с раздвинутыми пальцами. Следы eго лапок более округлые и быстро узнаются после некоторой тренировки. Беляков тянет к лесу, к лесным речкам, а русак жмется к человеку: это он грызет зимой огороде оставшиеся кочерыжки, и около гумна встречают его следы.

Заяц-русак — мастер запутывать следы. Когда он идет па дневную лежку, то сначала несколько раз круто поворачивается, бежит обратно по своим собственным следам («вздвойка»), а потом делает «скидку» — большой прыжок в сторону.

Этот фокус он проделывает несколько раз, а потом, делая широкую дугу, идет на лежку и ложится так, что ему видно то место, где он делал «вздвойки» и «скидки». Пока разберешься во всех этих хитростях, русак успеет оставить лежку и скрыться.

Да, многое можно было бы рассказать о зайцах, но зимой в полях и в лесу на снегу достаточно других следов диких лесных животных.

Напоминают трапецию следы белки — на слегка подтаявшем снегу четко отпечатываются пальцы и коготки. По этим следам можно найти беличьи погрызы, они бывают разные. Если белка кормилась на дереве, то под ним врассыпную лежат чешуйки и стерженьки шишек. Если на пне или прямо на земле, то чешуйки лежат кучкой около них — стерженек.

Особенности эти связаны со сложными и интересными взаимоотношениями различных животных в природе. Семенами хвойных кормится много всякой живности, но главные претенденты на них — белка, дятел и клест.

В неурожайный год белки поступают на иждивение клестов. Под деревьями много шишек, сброшенных ими. Белки вылущивают из шишек все до семечка. Охотники-промысловики говорят: «Белка кислой шишкой кормилась».

Когда снег еще не глубок, можно разглядеть следы мелких животных-обитателей леса. Следы, похожие на миниатюрный беличий след, но еще с черточками от хвоста, оставляют лесные мыши. У этого хозяйственного зверька есть свои кладовые.

Если вы увидите две небольшие норки, расположенные по соседстству, и между ними несметное число параллельных следов, — значит, перед вами двухкомнатная мышиная квартира: покормится мышь в своей столовой-кладовой и отправляется отдыхать в спальню. Короткохвостые и короткоухие рыжие лесные полевки не такие хорошие хозяйки, запасов делать не умеют.

Зато они отлично знают, что липовый лес приготовил им прекрасное угощение — сброшенные ветром на снег липовые орешки.

Из врагов малых лесных обитателей самые опасные — ласка и горностай. Ласка — длинная, раза в три длиннее взрослой мыши, а такая тоненькая, что свободно пролезет в ее порку.

Парные следы ласки легко спутать со следами полевок, но попробуйте различать их так: отойдите от следов на двадцать-тридцать шагов и обойдите их кругом. Если вы не встретите выходного следа — здесь была полевка. Если такой выход есть — это почти наверняка ласка.

Да и по длине след полевки меньше: ведь каждая лишняя минута на поверхности для полевки может кончиться печально.

Прочитав все это, жители городов могут развести руками — это, мол, не для нас: чтобы зверье наблюдать, нужно далеко ехать. Но все чаще и в городских парках можно увидеть горностаев, белок и даже лис. Попробуйте и вы зимой в парке среди отпечатков лыж и ботинок различить следы диких животных на снегу.

Метки дети, досуг, животные, лес, природа. Закладка постоянная ссылка.

Источник: http://mamotvet.ru/kak-razlichat-sledy-zhivotnyx/

Зимняя экскурсия в Лосиный Остров

В зимнем лесу активны только птицы и млекопитающие, остальные — «спят». Птиц легко увидеть или услышать, а зверей лучше всего вычислить по следам на снегу.

Зимой о млекопитающих можно узнать даже больше, чем летом — все «записывается» на белых снежных страницах. По следам, погрызам и норкам не трудно определить вид зверька и узнать, что он делал здесь.

Большинство зверей активно в ночное время, удобнее всего читать их записи на свежем снегу после бесснежной ночи.

Полевки. Наверняка вы увидите следы рыжей полевки — одного из самых обычных лесных грызунов. Отличить их легко: сами следы (ямки или точки) имеют размер 0.

5-1 см, а расстояние между прыжками составляет 10-20 см. При прыжках полевка передние лапки ставит чуть впереди задних, и, таким образом, получаются «четырехточечные трапеции».

Иногда на снегу у рыжей полевки отпечатывается хвостик.

следы крупной рыжей полевки на прыжках.

след рыжей полевки на снегу.

Следы прыжков рыжей полевки на снегу.

В Москве живет еще несколько видов полевок: на пустырях, лугах и опушках — обыкновенная и восточно-европейская полевки, во влажных высокотравных местах изредка встречаются экономка, пашенная и водяная полевки.

Следы всех этих видов легко отличить от следов рыжей полевки: на прыжках они оставляют не «трапеции», а парные точки наподобие следов ласки, только, конечно, гораздо меньше по размеру.

Хвост у этих полевок короткий и редко отпечатывается.

Следы крупной обыкновенной полевки на прыжках.

Полевки на полях и огородах являются вредителями, поедая зерно, всходы, кору деревьев. Но в природе мелкие млекопитающие являются важным звеном в экосистемах. Они потребляют солнечную энергию, запасенную растениями, и передают ее выше по цепям питания, обеспечивая круговорот веществ и энергии, без которого жизнь была бы невозможна.

Следы обыкновенной полевки на прыжках.

Мыши внешне легко отличаются от полевок длинным хвостом. Их также несколько видов, в Лосиноостровских лесах наиболее вероятно встретить лесную мышь.

Обычно она прыгает, и ее следы похожи на следы рыжей полевки, но расстояние между прыжками составляет обычно 40-50 см, при этом на снегу часто отпечатывается длинный хвост.

В липняках Лосиного Острова можно встретить и более крупную желтогорлую мышь. Основу питания мышей составляют семена трав и деревьев.

Следы небольшой лесной мыши.

Полевки и мыши живут зимой на постоянных участках. Под снегом в корнях, в пнях, в буреломе и траве они устраивает гнезда, в котором ночуют и греются.

Передвигаться эти зверьки предпочитают под снегом, роя туннели, но снег слеживается, искать корм становится сложно, и тогда они выбираются на поверхность.

Питаются эти грызуны различными семенами, зелеными частями растений, корой лиственных деревьев; большинство видов устраивает запасы на зиму.

Зимнее гнездо обыкновенной полевки (кровля снята).

Читайте также:  Как убить муху

Видны гнездовая полость, толстые стенки и ход, ведущий под снег.

Землеройки. В Лосином Острове наиболее вероятно встретить следы обыкновенной бурозубки; по структуре они немного похожи на следы рыжей полевки, но гораздо мельче и не столь глубоки.

Обыкновенная бурозубка — очень маленький зверек (6-8 г) из отряда насекомоядных; даже зимой она предпочитает питаться насекомыми, улитками, червями и т.п. Любит бегать под снегом, обследовать различные подснежные пустоты в кустах и траве.

Гораздо реже в лесу встречаются малая бурозубка и кутора.

На рисунке изображены следы обыкновенной бурозубки на прыжках (слева)

и при пробежках (справа). В данном случае зверек не прыгал, а бегал.

Вообще, землеройки редко прыгают, а предпочитают бегать. Особенно они любят искать добычу под поваленными деревьями, у комлей деревьев, в основании пней.

Здесь бурозубка пробежала под защитой густой еловой ветки.

Следы белки Вы обязательно встретите в лесу, они очень характерны, и их трудно с чем-нибудь спутать. В Лосином Острове белки живут в разных типах леса, часто посещают кормушки.

Питаются они в это время семенами ели, сосны, желудями, орехами лещины, почками, побегами деревьев и т.п.

Зимой белки живут на постоянных территориях, где еще осенью в разных местах устраивают небольшие «заначки»- кладовые.

След прыжка белки на мелком снегу.

Хищные куньи. Почти наверняка вы встретите следы ласки, горностая, а если заберетесь подальше в лес — то и куницы.

Все куньи оставляют парные отпечатки, у ласки расстояние между прыжками 25-35 см, у горностая 30-40 см, у куницы до 75-100 см. Все эти зверьки питаются в основном грызунами.

Ласка и горностай умеют делать подснежные ходы, и цепочка их следов нередко обрывается подснежной норкой.

Следы горностая на мелком снегу.

Следы ласки на снегу при прыжках.

Здесь ласка охотилась, бегая по пойме небольшой речки в поисках полевок и мышей

Следы лесной куницы

Источник: http://www.DarwinMuseum.ru/subprojects/class/ecowalk/los_ostrov2.htm

Мышь домашняя

Мышь домашняя — этот маленький хвостатый зверек серой окраски, длиной 9–11 см. Хвост 7–10 см, масса тела 12–93 г. Типично синантропный вид. Испокон веков он живет возле человека, уживаясь даже в самых крупных городах.

На лето часть домовых мышей переселяются «на природу» — в поля, сады и на огороды. К зиме мыши снова возвращаются в человеческие постройки, так как зимнюю стужу переносят плохо. В южных районах России некоторые мыши живут в природе круглый год.

Питается домовая мышь в основном семенами и сочными частями растений. В домах портит продуктовые запасы, грызет и пачкает крупы, хлеб, мясные и молочные продукты. Оставляет следы своего пребывания в виде прогрызенных пакетов и мешков, стенок шкафов, россыпей удлиненных зерен помета и неприятного мышиного запаха в шкафах и на полках. Нередко мыши портят мебель, грызут книги.

Следы осторожных шагов домовой мыши в темном подвале

Отпечатки лапок этого грызуна в помещениях попадаются нечасто, но если спуститься в деревенский подвал, где хранятся продукты, то на мягком слое пыли можно разглядеть мелкие следочки и домовой мыши, и других грызунов.

В погребах, особенно к концу зимы, помимо домовых мышей часто появляются различные полевки, лесные мыши, землеройки-белозубки, серые, а местами и черные крысы. Вслед за грызунами сюда проникают и мелкие хищники, особенно часто — хорьки.

Так что подвалы и погреба очень интересные места для следопытов.

Часто авторы книг о следах животных подчеркивают, что мыши передвигаются обычно скачками, поэтому их следы располагаются в виде трапеции, где отпечатки более крупных задних лап находятся впереди, а мелкие следочки передних лапок — сзади них и ближе друг к другу.

Позади следов часто видна длинная полоска, оставленная хвостом зверька. В отличие от лесных полевок у домовых мышей большая длина прыжков (свыше 25 см) и на следах остается более длинная полоска от хвоста. В отличие от мышей все виды рода серых полевок (полевка-экономка, пашенная полевка и др.

) чаще передвигаются быстрым семенящим шагом, и тогда их следы ложатся чуть извилистой полосой, или парным галопом, оставляя двухчетку с недлинными промежутками между последующими парами отпечатков (10–20 см). Короткий хвост оставляет на снегу отметину значительно реже.

Если бы это было всегда так, то по этим признакам было бы несложно отличить следы мышей от следов лесных полевок, а следы последних — от следов серых полевок.

Для того чтобы узнать, какие следы оставляют различные мелкие зверьки, я устраивал в подвале своеобразные следовые площадки, вроде пограничной следовой полосы.

Убирал с намеченного места все лишнее — щепочки, комочки и другой мусор. После этого раскатывал слой пыли стеклянной бутылкой, добиваясь гладкой поверхности. В конце этой площадки устанавливал ловушку с приманкой.

Добраться до приманки было нельзя, не оставив четких следов на слое пыли.

Оказалось, что в условиях полной темноты подвала все зверьки передвигаются иначе, чем в лесу или поле.

Здесь они вынуждены двигаться медленным осторожным шагом, ориентируясь, по-видимому, по запаху и ощупывая путь перед собой длинными вибриссами. При таком движении отпечатки лап располагаются попарно извилистой полосой.

Маленький отпечаток передней лапы находится впереди, а отпечаток задней лапки — чуть сзади, иногда частично покрывая отпечаток передней.

Пальцы на передних лапках у этих зверьков довольно сильно расставлены. На задних трех средних пальцах расставлены лишь слегка и смотрят вперед, а боковые (первый и пятый) пальцы сильно оттопырены в стороны. Отпечатка хвоста на пыли обычно не видно. Так передвигаются в темном помещении и мыши, и крысы, и полевки, и землеройки.

Присматриваясь к следам домовых мышей, возвращавшихся в начале зимы в дома, я заметил, что и здесь они чаще всего не скачут, а передвигаются быстрым семенящим шагом, оставляя извилистую полоску, парных отпечатков.

Правда, при этом более крупные отпечатки задних лап оказываются впереди мелких задних следочков. И если бы зверьки не были отловлены, их следы скорее можно было бы принять за следы полевок, а не мышей.

По снегу или земле мыши двигаются более уверенными длинными шагами.

Если в подвале длина шага была 2–2,5 см, ширина следовой дорожки 3,5 см, то на снегу длина шагов увеличилась до 3,5 см, а ширина следовой дорожки уменьшилась до 2,5 см.

При этом на многие десятки метров я не отметил ни одной полоски, оставленной хвостом зверька, ведь мышь не волочит хвост, а держит его над землей вытянутым в струнку.

Вот почему следы хвоста остаются обычно лишь при прыжках грызуна по рыхлому снегу.

Размер отпечатка передней лапки домовой мыши 0,8×1, задней 1,2×1,1 см. Помет имеет вид мелких, черноватых, вытянутых зерен с чуть заостренным с одной стороны концом, размером около 0,5×0,2 см.

В среднем он мельче, чем у лесной, а тем более желтогорлой мыши, и более темный и заостренный, чем у полевок.

Однако было бы излишне считать, что его всегда можно отличить от помета других мелких грызунов.

Источник: http://osledah.ru/sledyi-jivotnih/myish-domashnyaya

Следы по снежной тропе

Когда первый снег оденет пожелтевшую осоку и кусты ежевики, а ручей, еще не успевший замерзнуть, покажется еще

Следы крота на рыхлом неглубоком снегу . Окрестности Москвы, октябрь.

глубже, еще синей среди посветлевших берегов, тогда, словно кружево, протянутся по молодому снегу узорные следочки звериной «мелкоты».
Те, что прятались среди кочек осокового болота, в ивняках и бурьянах, в снопах, под стогами, в подземельях, дадут знать о своем существовании, покажут, как они бегают, прыгают и поедают корм.

Но пройдет неделя-другая, настанут холода — и на всю зиму замрет жизнь, скроется под снегом. И не увидишь больше тонкого узора следов на чистой, сверкающей поверхности сугробов. Только ближе к весне, когда «солнце повернет на лето» и начнет пригревать, снова появятся на снегу мелкие следочки землероек, полевок и мышей.
Крот.

Читайте также:  Книжкная вошь - фото, описание, как избавиться

Вот издали чернеет на снегу длинный ряд небольших кучек земли. Это крот, пока не замерзла почва, спешит провести еще одну галерею. Здесь он вышел на снег и оставил небольшую прямую дорожку. Глубокая борозда тянется от норки к норке, и в ней с промежутками в 1 см виднеются отпечатки задних лапок. Передние, роющие лапы мало помогают при ходьбе и оставляют лишь слабые отметины.

Обратите внимание, что длина шага лишь иногда превышает расстояние между отпечатками левой и правой лапок.
Это следы тяжелого коротконогого тихохода, глубоко проваливающегося в снег. Недаром крот боится длительных прогулок: протащился 5 м и опять надолго скрылся в подземелье.

Разве только в сильную оттепель он снова решится показаться на снегу, чтобы провести еще такую же бороздку.

Зато как ему привольно под снегом копаться в опавшем ковре листьев и густой траве, куда на зимовку собрались земляные черви, слизни и насекомые!
Ни совы, ни канюки, ни лисицы теперь кроту не страшны; под защитой сугробов всю зиму расширяет и удлиняет он сложную сеть охотничьих ходов, по всем направлениям «минирует» толщу снега.
Мыши.

А вот следы легконогого скакуна. Его прыжки длиной до полуметра, а отпечатки лапок собраны в кучки трапециями, совсем как у белки; за каждой группой — тонкая черта довольно длинного хвостика. Взад-вперед, туда и сюда несчетное число раз протянулась через поляну паутина следа.

Здесь норка полевой мыши — житника, а там, за поляной, заросли репейника, низко склонившегося под тяжестью сырого снега. Хороши маслянистые репейные семена, да грызть их там, на открытом месте, слишком опасно — очень много мышиных врагов бродит и летает вокруг. Пришлось зверьку потрудиться и перетащить все запасы поближе к «дому».
Немного дальше еще более миниатюрные следы оставила мышь-малютка. Позднее, зимой, нигде не увидишь ее следа. Крошечный зверек заберется куда-нибудь в густые заросли, наглухо погребенные сугробами, или в душистую толщу хлебных скирд.

Слева — следы крупной рыжей лесной полевки на прыжках по неглубокому снегу, справа — небольшой лесной мыши . Окрестности Москвы.

Прыжки лесной мыши и отпечатки ее хвоста длиннее, чем у полевой. Полевая мышь прекрасно уживается в лесу, особенно в молодняках и на опушках; лесная, в свою очередь, часто поселяется в оврагах среди полей, где нет ничего, кроме бурьянов и кустиков шиповника.

Но в лесах, особенно широколиственных, с обилием дуба и лещины, в средней и южной полосе европейской части СССР, лесные мыши составляют преобладающую часть населения мелких грызунов. Оба вида мышей предпочитают передвигаться по снегу под защитой кустов и деревьев. По открытым местам они скачут большими поспешными прыжками.

При глубоком снеге мыши выходят редко; в оттепель — охотнее, чем в мороз. 

Следы серой (обыкновенной) полевки, бежавшей рысцой по рыхлому снегу Окрестности Москвы,

Гораздо чаще, чем мыши, по снегу бегают рыжие лесные полевки. После сильных ветров, когда снег в лесу усыпан летучками липы и ясеня, мыши кормятся совместно с лесными полевками, охотно покидающими свои подснежные гнезда ради щедрого, пира. Плоды, обитые дроздами и свиристелями с крушины, можжевельника, рябины, вскоре- подбирают полевки.

Оба вида лазят на деревья, нередко помещают гнезда в дуплах. Однажды зимой близ города Горького я выгнал лесную мышь из покинутого гнезда белки с высоты более 6 м.
Большая, или желтогорлая, лесная мышь значительно крупнее обыкновенной. Это настоящий древолаз, поднимающийся за желудями и орехами на кроны высоких деревьев.

Прыжки желтогорлой мыши очень длинны — иногда более метра; недаром местами ее зовут скакуном. В степь и поля эта мышь заходит очень редко — она настоящий обитатель леса.
Полевки. Серые полевки — обычнейшие грызуны полей и лугов — тяжелее и менее подвижны, чем мыши. Их след при кормежке редко уходит от норки дальше 8- 10 м.

Часто они бегают, а не скачут и оставляют два сплошных ряда отпечатков. Если же скачут, то следы лапок ложатся попарно, и весь путь напоминает ход небольшой ласки. ч Никогда группа отпечатков их лап не имеет формы трапеции — лучший признак отличия следов серых полевок от следов мышей. Другое дело рыжие лесные полевки.

Они очень подвижны, нередко уходят на кормежку за несколько сотен метров от норы. След их напоминает мышиный. Но прыжки у них короче, чем у мышей (обычно 10-20 см).
Серые полевки очень зябки, поэтому при сильном морозе с ветром они избегают показываться на поверхности снега, но и под снегом хищники не оставляют их в покое.

Ласка охотится за полевками в норах; слегка расширив снежные галереи, спускается туда горностай, врывается хорь. 

Следы той же серой полевки на прыжках . Они на первый взгляд напоминают следы ласки, но прыжки короче, отпечатки расположены не косыми, а прямыми рядками.

Перепуганные полевки выскакивают наружу и нередко погибают от сильного мороза. Их замерзшие трупы я неоднократно находил близ нор, разрытых горностаем.

В период зимней подснежной жизни серые полевки, обитатели полей, и полевки-экономки, живущие на болотах, сырых лесных лугах и зарастающих гарях, прокапывают вертикальные ходы — «отдушины», идущие от земли к поверхности сугроба.

После каждой пороши зверьки тщательно прочищают засыпанный снегом вентиляционный ход, на минутку выглядывают, наполовину высунув голову, и снова скрываются в более теплые, нижние ходы.

Только по этим «отдушинам» да по следам лисиц, выбрасывающих на поверхность теплые гнезда грызунов, можно в холодную пору зимы судить о расположениипоселений полевок. Если снег недостаточно глубок и мороз добирается до полевок или 

Следы рыжей полевки, разгрызавшей орешки липы

затопило их ходы водой при оттепели, зверьки покидают насиженное место и пускаются на поиски нового. Длина следа переселяющейся полевки
нередко измеряется многими сотнями метров, если зверек сразу же не попадется на глаза сове, ворону или канюку-зимняку.

Такая бродячая полевка бегает по полю вслепую, наугад, делает большие круги и петли, иногда несколько раз пересекает свой первоначальный след, прежде чем уйдет под снег где-нибудь в зарослях бурьяна или в кустарниках.

Если полевок много, то постепенно одна за другой, покидая поля и луга, они «просачиваются» в стога сена, в скирды хлеба, в кустарники и собираются там десятками и сотнями.

Но многие из зверьков погибают по пути в когтях хищников или просто замерзают на снегу, не имея возможности прокопать твердый наст и скрыться от холода.

Следы землеройки — малой бурозубки: слева-на коротких прыжках, справа — на бегу . Окрестности Москвы, март.

В октябре, при первых порошах, часто можно видеть следы массового выселения серых полевок на межи и луговины с только что перепаханных участков стерни или пара. Домовые мыши, летом часто выселяющиеся на поля, осенью с первыми заморозками тоже пускаются в путь.

В некоторые годы сотни и тысячи переселяющихся мышей наводняют степные деревни и села, заселяют скирды хлеба на токах, проникают в дома, зерно хранилища и амбары, десятками тонут в колодцах, портят продукты, обувь, одежду, постройки. Кошки в такие годы не успевают справляться с добычей и нередко погибают, заражаясь от мышей опасными болезнями.

Изучение следов осенних и зимних переселений домовых мышей, серых полевок и водяных крыс представляет очень большой интерес.

Не зная причин и условий этих передвижений мелких грызунов, трудно охранять от них парники, посадки лесных полос, сады, овощехранилища и скирды необмолоченного хлеба, трудно также проводить врачебно-санитарые меры с целью предупреждения заражения людей туляремией и некоторыми другими болезнями.
Иногда в период предзимья выпавший первый снег по прошествии одной-двух недель оседает и стаивает.

В это время очень интересно обследовать колонии полевок, замеченные до снегопада, — за короткий срок зверьки успевают проложить в снегу огромную сеть ходов. Иногда далеко тянущиеся прямые ходы указывают на то, что полевки переселяются не только по поверхности снега, но и под его покровом.

Читайте также:  Средство карбофос от клопов инструкция по применению, отзывы, цена

Водяная крыса уже ранней осенью устраивает большие подземные ходы, запасает в кладовых корневища и клубни или переселяется в лес, в стога сена и овощехранилища. Зиму она проводит еще более скрытно, чем мелкие полевки. Следы ее на снегу попадаются редко, обычно только при очень теплой погоде или, наоборот, при сильных морозах и малоснежье, вызывающих глубокое промерзание почвы.

Такое промерзание заставляет выселяться водяных крыс и кротов; но путешествия по снегу не проходят даром: косточки и шерсть этих зверьков начинают часто встречаться в помете лисиц и зимних погадках пернатых хищников. Иногда водяная крыса покидает нору, преследуемая забравшимся к ней хорем или горностаем. Следы ее на снегу похожи на следы серой полевки, только много крупнее.

Тяжелый зверек на рыхлом снегу оставляет бороздку шириной до 5 см; расстояние между отдельными отпечатками ног-около 6-7, 5 см. Довольно длинный хвост крысы местами касается снега, давая отпечатки в 7-10 см длины.
Ондатра. Иногда на рыхлом снегу можно заметить длинную, глубокую борозду шириной 10-12 см, частые следы лап и волочившегося узкого уплощенного хвоста.

Тропление следа «в пяту» обязательно приведет к реке или озеру. Это мускусная крыса — ондатра — решила переменить местожительство и отправилась на поиски другого водоема.

Многочисленные и дальние переходы ондатр по снегу — верный признак неблагополучия в поселениях этих зверьков: или лед стал слишком толстым и лег на дно, что мешает ондатрам доставать корневища, или наледи (Наледи — вода, появляющаяся на льду при оттепелях, паводках и т. п.) затопили их жилища и т. п.

Когда ондатра бежит рысью по неглубокому снегу, следы имеют вид зигзагообразной дорожки со срединной бороздкой от волочившегося хвоста. При беге прыжками остаются группы отпечатков лап, подобные беличьим («трапеции»), и следы хвоста в виде восклицательных знаков.

Ранней весной на речках с полыньями и прорубями ондатры утаптывают целые площадки снега — зверьки выходят греться на солнце и играть у открытой воды, когда приходит конец их подледной зимней жизни. 
Землеройки.

Зимние следы землероек на первый взгляд сходны со следами рыжих лесных полевок, но значительно мельче и не столь глубоки; эти зверьки не проваливаются даже на очень рыхлом снегу — так они легки (обыкновенная землеройка-бурозубка зимой весит всего 6-8 г; малая бурозубка — 3-4 г; более крупная — кутора, весящая 16-18 г, на снегу появляется только с осени, а зиму проводит в глубоких ходах).

Там, где снег ложится на землю плотно, где нет в нем пустот и ходов под мелкими елочками, кочками и буреломом, землеройкам трудно кормиться, и они часто выходят на поверхность, чтобы перебежать на новое, более удобное место.
Плохо приходится этим мелким насекомоядным зверькам при сильном смерзании лесной подстилки или появлении плотного наста: они почти полностью лишаются доступа к мелким жукам, куколкам и личинкам, зимующим среди опавшей листвы и в рыхлом верхнем слое почвы. В такую зиму землеройки много бегают по поверхности снега даже в сильные морозы, подъедая мелкие семена березы, сбитые с ветвей кормившимися чечетками, а ближе к весне ищут на обледеневшем насте вылетевшие из шишек крылатые семена ели и сосны. При оттепелях отяжелевший снег опадает с деревьев вместе с хвоей, сухими веточками и лишаями, увлекая вниз зимующих на деревьях насекомых и их яички. Землеройки пользуются этим и всю зиму пролизывают ходами толщу снега под кронами хвойных деревьев, уничтожая много мелких вредителей леса. Часто появляясь на снегу, эти мелкие остроносые зверьки нередко становятся добычей сойки или попадают в когти лесных сычей. На конце следа землеройки остается тогда только ямка да легкие отпечатки двух широких тупых крыльев.

Источник: http://laika-siberian.ucoz.ru/publ/sputnik_sledopyta_a_n_formozov/sledy/8-1-0-59

ASP NET, NET Framework, MONO, SQL, Visual Studio | Professional Programming | Viacheslav Eremin

В аккурат перед самовыборами чекисткого бандглаваря в 2012-м году на интересующую его должность — во всех парках и скверах Москвы появились интересные плакатики (которые вы видите слева). В них креативщики МЧС нашли именно те слова, которые тронули сердца простых москвичей, заставили москвичей не выругатся как обычно в адрес чекистской военной хунты и сломать эти плакаты, а улыбнутся.

Спасибо креативщикам МЧС за эту улыбку. И во всех своих заметках я присоединяюсь ко всем призывам разумных людей не сорить в лесу (и уж тем более не портить лес).

А эту заметку я хочу посвятить еще одному способу познания окружающего мира. Ощутить себя частью природы конечно лучше всего летом, но именно зимой вы сможете увидеть лучше всего — какие животные обитают рядом с вами в лесу.

Для того, чтобы в московской и подмосковной природе находить какие-то следы — надо прежде всего отличать следы собак (одичавших) — следы которых составляют большую часть всех следов в лесу. Собаки часто «мышкуют» — ходят по следам других животных, затаптывают их. Поэтому надо безукоризненно отличать в лесу следы собак.

Заяц — самое распространенное животное в Москве (в пределах МКАД) и в ближайшем Подмосковье. Гоняют его одичавшие собаки. Насколько я понимаю — безуспешно. Ибо прыжок у зайца — метров 10 и загнать его можно только собачьей стаей.

Зайцев я вижу в Москве и Подмосковье постоянно. Иногда выскакивали прямо лоб в лоб на меня и еле успевали отпрыгнуть в сторону.

Лис в Москве (в пределах МКАД) и в ближайшем подмосковье я вижу часто. Некоторые лисы совсем совесть потеряли и стали попрошайками. Выбегают за велосипедистами и лыжниками и канючат что-нибудь сьестное. Нападают на домашних собак, которых выгуливают хозяева.

Хотя лиса — маленькое животное (как маленькая худая такса с огромным хвостом), но даже огромные свирепые домашние собаки их страшно боятся, поджимают хвосты и защищать своих собак приходится хозяевам.

Мне запомнилось как хозяин с дубиной отбивал огромного ротвейлера от впятеро меньшей его по размеру дикой лисы.

А след лисы выглядит вот так.

Белки в Москве тоже все наглые, людей не боятся и открыто попрошайничают. В подмосковье ,белки не настолько наглые, в глаза не лезут. Но их там настолько много, что весь снег истоптан их следами. Белки часто бегают группами — парами и больше.

Мыши являются основной кормовой базой всех более крупных животных и птиц. Ну собственно так же, как коммерсанты в России являются кормовой базой мусоров и чекистов. Там где расплодились мыши — рано или поздно появляются в первую очередь совы и лисы.

Как правило следы мыши ведут к норкам. Поскольку сов и лис в Москве все-таки не так много, как в диком лесу — в московских мыши расплодились чрезвычайно.

На мышй реагируют все домашние собаки, однако домашние собаки слишком непоровотливые чтобы поймать мышку.

Подобные следы я неоднократно замечал не только в подмосковье, но даже в пределах МКАД. Шаг два-три метра, иногда три-четыре метра. Что это? Олень, лось? Точно не конь, потому что девчонки на конях ходят по тропинкам и вокруг кучи навоза. А эти крупные копытные животные ходят по целине, под кустами и деревьями. Обьедают кусты? Не всегда. Так что я не берусь предположить что это за животное.

Еще мои заметки о природе Москвы:

Comments ( )

Link to this page:

Источник: http://vb-net.com/ForestSnowTrack/index.htm

Ссылка на основную публикацию